Гладков Федор - Повесть о детстве (инсц.В.Колчанова)

 
Код для вставки на сайт или в блог (HTML)
Ф. Гладков
Повесть о детстве
Инсценировка в. Колчанова

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА И ИСПОЛНИТЕЛИ:
От автора — И. ОХЛУПИН.
Федя— Н. ПОДЪЯПОЛЬСКАЯ.
Его отец — Г. КРЫНКИН.
Его мать — И. ДЮМИНА
Дед— И. РЯБИНИН.
Бабушка — А. БОГДАНОВА.
Володимирович — П. ВИШНЯКОВ.
Егорушка — Л. ШАБАРИН
Кузяр — Е. МИЛЛИОТИ
В массовых сценах — артисты московских театров
Режиссер Ф. Тобиас
Звукорежиссер А. Рымаренко.
Редакторы Л. Виноградская, И. Якушенко.
Художник В. Кузьмин

Сколько замечательных произведений автобиографического характера о своих датских годах создали русские и советские писатели! В прошлом столетии передовые люди зачитывались книгами «Былое и думы» Герцена, «Детские годы Багрова-внука» Аксакова, «История моего современника» Короленко, трилогией Л. Н. Толстого «Детство», «Отрочество» и «Юность», произведениями Гарина-Михайловского и других писателей, отобразивших в этих художественных мемуарах не только свою собственную жизнь, но и жизнь целых поколений. Эти книги продолжают увлекать и сегодня наравне с автобиографическими сочинениями писателей нашего столетия, среди которых чудесное «Детство Никиты» А. Н. Толстого, трилогия М. Горького «Детство», «В людях», «Мои университеты», а также тетралогия (четыре книги) ф. Гладкова «Повесть о детстве», «Вольница», «Лихая година»; «Мятежная юность», (эта книга осталась незавершенной).
Федор Васильевич Гладков (1883—1958) — замечательный советский писатель, известный еще в дореволюционные годы, коммунист, педагог, один из зачинателей советской литературы. Его знают не только в нашей стране, но и за рубежом. Самые знаменитые его книги — романы «Цемент», «Энергия», «Клятва», правдиво и одновременно очень возвышенно, романтично, воссоздающие подвиг советского народа, впервые в мире построившего государство трудящихся, восстановившего разрушенное войнами хозяйство, создавшего характер Человека нового общества, — переведены на многие языки, стали основой спектаклей и кинофильмов.
Гладков, очень много сил отдавший работе с молодыми литераторами, сам во многом был учеником. Примерами в творчество для него были выдающиеся писатели XIX века. Он учился у Толстого, Чехова, Лескова, у писателей-народников. И всю жизнь дружил, переписывался, встречался, советовался с великим пролетарским писателем Алексеем Максимовичем Горьким. Федор Гладков был младше Горького всего на каких-нибудь полтора десятка лет, и, по существу, они были литераторами одного поколения. Но отношения, их связывавшие, были все-таки отношениями учителя и ученика. Особенно ярко эти отношения проявились в подходе Гладкова к автобиографической теме. Начать с того, что именно Горький в очень решительной и настойчивой форме еще в начале 30-х годов посоветовал Гладкову, узнав о его деревенском детстве, скитаниях в годы юности и трудной жизненной судьбе, «немедленно» приняться за написание не столько истории своей жизни, сколько истории людей своего поколения и классового происхождения, за рассказ о пути громадной группы людей, вышедших из нищей, неграмотной дореволюционной деревни, и революционной борьбе, и овладению настоящей культурой. «Наша молодежь должна знать, какой путь прошли люди старшего поколения, какую борьбу выдержали они, чтобы дети и внуки их могли жить счастливой жизнью», — сказал Алексей Максимович. Федор Васильевич не раз брался за составление набросков, автобиографических заметок, но долгое время дальше наметок дело не шло. Бурные события революционного преобразования России, а затем Великая Отечественная войне требовали всех творческих сил писателя. Только после окончания войны Гладков вплотную приступает к осуществлению давнего плана. И подходит к нему по-горьковски, пытаясь в личной истории проследить общие для всего народа закономерности, создать не столько свою автобиографию, сколько эпопею народной жизни. Так он и писал в предисловии к своим книгам о судьбе деревенского парнишки Феденьки, первый из которых была «Повесть о детстве» (1949 г.). В своем описании быта нищей деревеньки Чернавки, затерявшейся в бывшей Пензенской губернии, Ф. В. Гладков находит живые детали, позволяющие нам судить о времени, о самих людях — и героев в «Повести о детстве» много. Собственно, это сам народ — «чернядь», как презрительно именуют жителей Чернавки «гос¬пода». Хотя маленький Федя, от лица которого ведется повествование, вроде бы и есть главный герой, писатель не ставит в центр событий его детские горести и шалости, его наивные рассуждения о том, кто из окружающих «хороший», а кто «пло¬хой». В самом конце «Повести о детстве» автор говорит: «И сейчас, в седые годы, когда вспоминаю эти дни детской невинной радости, я храню их в душе, как вол¬шебный дар, который вспыхивал ярким светом в темные дни моей жизни». Читая эти строки, можно подумать, что детство писателя было переполнено счастьем, свободой, что его все кругом баловали. Это было совсем не так. Последние строки книги написаны сразу же за описанием «золотых дней молотьбы», в которой мальчик принимал участие наравне со взрослыми, падая иной раз от усталости замертво. Так что же стоит в центре всего повествования, что приносит незабываемую радость, подобную «волшебному дару?»
Разные, порою страшные события происходят в повести. Федянька становится свидетелем несправедливости гораздо чаще, чем участником какого-нибудь радостного события. Вся его семья мучается под гнетом деспотизма деда Фомы Селиверстыча, мать его Настя постоянно страдает от попреков и окриков, отец тяжел на руку, господские дети гораздо больше интересуются породистыми щенками, чем своими сверстниками из крестьянского сословия... Так откуда же берется эта детская радость, озарившая всю жизнь автора? Внимательно, слово за словом, слушая всю постановку по гладковской «Повести о детстве», мы ощутим, как главный смысл происходящего сам войдет в наши душу и мысли. Смысл этот в том, что гладковские герои не мыслят себе жизни без постоянного, каждодневного труда, без работы, которая и приносит самую большую радость. Недаром забитая, печальная Настя напевает и оживляется; когда занята по дому, у нее всякая работа ладится, все так и горит в руках. Сестра отца Катя, добрая больная бабушка Наталья, суровый отец, старуха Паруша, сам Федя со своими друзьями — все они оживают в работе. Да и вся «чернядь», весь народ в дни молотьбы, помогая самым слабым, «наваливаясь всем миром», живут полнокровно, радостно, постигают смысл своего существования на земле. Именно через труд — радостную потребность, без которой нет ни достоинства, ни смысла жизни, утверждает писатель, постигается настоящая ценность человеческого существования. Именно тот, кто трудится,— настоящий человек, у которого есть будущее. Об этом — о народе, о труде народном, о главном содержании и главном смысле жизни громадного, многомиллионного русского крестьянства — писали вослед Н. А. Некрасову те из русских писателей, кто на себе познал все страдания и мучительную тяжесть деревенской маяты. В число этих писателей вошел и Ф. В. Гладков, языком своей прекрасной прозы, выразивший уверенность в том, что русский народ «вынесет все и широкую, ясную грудью дорогу проложит себе». Гладкову выпало счастье жить в «эту пору прекрасную», о которой мечтали вместе с Некрасовым лучшие люди России, — пору, когда не существует ни господ, ни «черняди», когда народ, по-прежнему видящий счастье в труде, поднялся к вер¬шинам культуры, к управлению государством трудящихся. Предощущением этой поры стала и небольшая «Повесть о детстве» — лирическое, возвышенно поэтичное отображение жизни народной. Писатель выполнил заветы своего учителя в литературе А. М. Горького, считавшего, что автобиографическая повесть должна быть «художественной эпопеей», и всероссийского старосты М. И. Калинина, который горячо советовал ему «набраться мужества», чтобы правдиво отобразить «тогдашнюю, бес¬покойную жизнь», уже прораставшую в будущее.
М. Бабаева