Грин А - Бегущая по волнам(радиоспектакль, реж.Лия Веледницкая, уч. Е.Райкина,А.Каменкова, М.Козаков, В.Хохряков,С.Юрский и др.

 
Код для вставки на сайт или в блог (HTML)


А. ГРИН
БЕГУЩАЯ ПО ВОЛНАМ

Инсценировка Л. Веледницкой
Музыка А. Мукосея
Действующие лица и исполнители
Гарвей М. Козаков
Гез С. Юрский
Фрези Г рант Е. Райкина
Биче Сениэль А. Гунченко
Бугдер В. Хохряков
Дези А. Каменкова
Филатр 3. Гердт
Проктор Г. Менглет
Больт Л. Губанов
Синкрайт Б. Левинсон
Бавс Б. Иванов
Трайт В. Сафонов
Коутс М. Погоржельский
Комиссар С. Цейц

«Падая, он мучительно долго не мог сообразить, почему сверкают еще красные огоньки выстрелов и новая тупая боль удар за ударом бьет тело, лежащее навзничь. И все перешлов сон. Сверкнули тонкие водопады; розовый гранит, блестя влагой, отразил их падение; бархатная прелесть луга протянулась к черным корням раскаленных, как маленькие горны, деревьев — и стремительная тишина закрыла глаза того, кто был — Тарт».
Эпиграфом к большому рассказу «Остров Рено», появившемуся в апрельском номере «Нового журнала для всех» за 1909 год. автор со странно звучащей для русского уха фамилией Грин поставил изречение: «Внимай только тому голосу, который говорит без звука» (древнеиндусское писание). Рассказы этого писателя много раз перепечатывались в разных изданиях, сборниках и собраниях сочинений с измененными заглавиями, поправками автора или издателей. Но этот как был написан, так и переходил из одного издания в другое в пер¬воначальном своем виде. Не переставлялось ни одно слово, ни один абзац или запятая.
Это был двадцать первый рассказ молодого Грина, имя которого было уже достаточно известно по трёхлетним публикациям в журналах и газетах (самое первое его произведение — «Заслуга рядового Пантелеева» — было разыскано только в 1960 году в материалах «Отдела вещественных доказательств Московской жандармерии» за 1906 год»: весь тираж, за исключением этого, был конфискован и сожжен полицией как «антиправительственный»). И именно «Остров Рено» Грин (литературный псевдоним Александра Степановича Гриневского) считал первым своим рассказом.
Могущественное дыхание жизни, прекрасной и таинственной, свер¬кание манящей мечты о несбывшемся, к которому, казалось бы, стоит только протянуть руку, чтобы оно сбылось, впервые в творчестве этого писателя воплотилось в истории дерзкого побега молодого матроса в тропические джунгли с «плавучей скорлупы» к его трагической ги¬бели среди великолепия невиданной природы острова.
Легендарная слава «иностранного» писателя, придумавшего целую страну «Гренландию» со своей строго очерченной топографией городов, поселков, островов и проливов, началась с «Острова Рено». Страна Грина могла бы называться по-другому: Свобода. Подвиг, Мечта. Несбывшееся. Грин был ее создателем и защитником, ее рыцарем, безжалостно сражавшим все. что мешало ее торжествующему существованию: пошлый «здравый» смысл обывателей, низкий торгашеский расчет, бездуховность, трусливую готовность дезертировать от опасности, желание пойти на сделку с совестью ради мизерной выгоды, желание примириться с гнетущей скукой обыденности...
Чего только не напридумывали о Грине! Уверяли, скажем, что, плавая на пиратском судне где-то около им же самим сочиненных Сан-Риоля, Гель-Гью и Лисса, он якобы злодейски убил некоего англи¬чанина-капитана. А капитан этот будто бы был не чужд литературе. И вот, ограбив убитого, Грин одну за другой публиковал рукописи из захваченного ящика англичанина, выдавая их за свои. Его называли «человек с планом». Тщательно разработав «план» жизненного успе¬ха, он, притворяясь простым матросом, не знающим языков, на самом-то деле пиратским налетом ворвался в литературу, нажив сказочные богатства на переводах никому не известных произведений иностран¬цев. А то еще судачили, будто он и сам был вовсе не русский. Говорили, что он превосходно стреляет из лука и в юности добывал себе пропитание охотой на зверей и птиц, крадясь по лесным тропинкам как Робинзон или куперовский Кожаный Чулок...
В протоколах царской охранки, охотившейся на Грина еще у 1902 года, находим сведения такого характера: скрывавшийся под фамилиями Мальцев и Григорьев, потомственный дворянин, уроженец Вятской губернии, дезертировавший из армии, Александр Степанович Гриневский неоднократно бывал уличен в распространении среди «нижних чинов» «брошюр преступного характера», не раз заключался в тюрьмы, ссылался в «места отдаленные и не столь отдаленные».